?

Log in

[sticky post] Dec. 27th, 2020



здравствуйте, с вами говорит почтовый ящик, оставьте своё сообщение после сигнала быдыщ сюда можно писать всяческое оффтоповое/срочное, вопросы задавать, дурацкие и не очень, итеде итепе.

в общем, вы поняли.

привет!
)
чуваки. товарисчи. народ. есть тут кто живой?
и вот авдруг среди живых найдётся тот, кому позарезу нужна круглая кровать, а?
жажду избавиться за не очень большие деньги. тыщ за 10 рублей. торг у.
обычная круглая икейская кровать, пружинные матрасы султан, которые 25 лет гарантии. куплена была лет 8 назад. к ней впридачу тонкий матрас. в отличном состоянии в плане пружин, в слегка потрёпанном котом и творческой натурой вашейпокорной (то есть красками и кокаколой. под вторым матрасом не заметно) - в плане внешности. на основные свойства кровати - быть кроватью - потрёпанность не влияет никак.
избавиться жажду потому, что кровать очень мягкая. я тоже очень мягкая, и от сочетания мягкого с мягким я, к сожалению, порчусь спиной. поэтому сплю теперь на матрасе на полу, а кровать возвышается надо мной недосягаемой горой пуховых перин а ля принцесса на горошине и занимает полкомнаты.
она давно уже так стоит, потому что у меня лень и я никак не дойду сфотографировать. вот и щас никаких картинок, увы.
но они будут в ближайшее ы, и авито тоже будет. потому что во мне внезапно пробудился, страшно сказать, садовод-любитель, который мечтает лепить горшки и выращивать разнообразную траву. для красоты и витаминов.
а кровать, ага, занимает полкомнаты. горшки на ней не больно разведешь, эхх.
поэтому вот я тут ы.
вдруг кто и без картинок мою кровать завожделеет?
а?)
Полезла в старую тетрадку, вдоль и поперек исписанную, искать рецепт имбирного печенья. Нашла древние керамические эскизы: набор тарелок с нарисованными блямбами, внутри каждой блямбы написано название еды, которую туда нужно класть. И там, среди картошечки, селедочки и прочих кулинарных изысков, тарелка с надписью тлен, пустота, безысходность.

Сижу, ржу уже минут пять. Надо, чтоли, слепить.

Jul. 10th, 2016

"- Мы уже вот прямо сейчас живём в обществе, где в законодательствах многих стран "неоказание помощи" - уголовно наказуемое преступление. Ясно, что в законе речь идёт о крайних ситуациях, за всякое "самавиновата" в суд не отволочёшь. Да и не надо, лично я вообще не ахти какой любитель судов. Но относиться к такой реакции на чужое несчастье следует именно как к преступлению. Это не поместит очередную бездушную гадину в тюремную камеру, но поможет навести порядок в собственной голове.

- Всякий обвиняющий жертву лично совершает преступление, всякий обвиняющий жертву заочно злоумышляет, точка. Иного отношения к обвиняющим (а значит, пытающимся добить) жертву быть не может.Надо очень хорошо понимать, что когда кто-то говорит вам: "сам виноват", - это равносильно тому, что в вас стреляют. Из невидимого оружия, существование которого не докажешь ни одному суду. Но видели бы вы, какие раны оставляет это невидимое оружие, так бы сейчас из-за письменных столов в обмороки и посыпались. Ну или ладно, не в обмороки, просто побежали бы на кухни за коньячком, или что там у вас припасено для быстрого снятия стресса."


вот да
очень рекомендую сходить прочитать, кто ещё не

…such a lovely place


Наваливаюсь всем телом, толкаю тяжелую дверь; дверь упирается, пытается вытолкнуть меня наружу, но неожиданно я словно пробиваю толстый слой защитной пленки и оказываюсь в полутёмном прохладном вестибюле, волоча за собой неудобный громоздкий чемодан и проклиная всё на свете. Добро пожаловать, добро пожаловать! – слышу над самым ухом, оглядываюсь, но за спиной никого нет; кто-то осторожно касается моего плеча, здравствуйте, добро пожаловать, меня зовут Людмила Александровна, мы вас очень ждем, пойдёмте, провожу вас в номер. Люся, перевожу я, облегченно вздыхая, Люся, слава богу, мы добрались – вы не представляете – ехали весь день, на подъезде встали в жуткую пробку, мне уже казалось, это никогда не кончится, столько нервов, вы не поверите, да ещё эта ужасная авария, застряли там на полночи, пожарные, скорая, полиция, вот это вот всё – все кричат, дети плачут, сирены воют – цирк, бардак! Скажите, Люся, я понимаю, что уже поздно, но, быть может, ресторан ещё открыт?

Люся мелко кивает после каждого моего слова, она ниже меня ростом, и я ловлю себя на том, что рассматриваю её макушку, мышиного цвета волосы и строгий учительский пучок на затылке, мелькающий туда-сюда. Люся смотрит не прямо на меня, а куда-то немного вбок, и мне нестерпимо, до зуда меж лопаток, хочется обернуться. Я почти успеваю повернуть голову, краем глаза ловлю какое-то смазанное движение у себя за спиной, но тут Люсина лапка снова трогает моё плечо, конечно, говорит Люся, конечно-конечно, вы оставьте чемодан здесь, с ним разберутся, ресторан на третьем этаже открыт круглосуточно, вот сейчас по этому коридору до конца и направо, подниметесь на третий этаж, второй поворот налево, стеклянная дверь, не промахнётесь!

Спасибо, говорю я, спасибо, Люся, вы просто ангел! Люся кивает, улыбается, не смотрит на меня; разворачиваюсь, иду искать лифт.

Второй поворот налево, прохожу в комнату, протискиваюсь мимо сидящих на полу на своё место в самом дальнем углу, извиняюсь шепотом, пожимаю плечами в ответ на мамин осуждающий взгляд, беру тарелку, утыкаюсь носом в книжку, ты что, шипит мама, сейчас ещё нельзя, ты посмотри: никто же не ест, все слушают, и палочки приготовь, сейчас пойдёт ритм. А мне пофигу, бурчу я, отстань, я голодная, весь день и полночи за рулем, сил моих нет больше это терпеть! Какой руль, какие пробки, ты что, с ума сошла, ты же не -

Кто-то шикает на неё справа, и мама умолкает, слава богу, думаю я, переворачиваю страницу, не глядя, отправляю ложку в рот, а что ты читаешь, говорит ребенок, он сидит прямо передо мной на корточках, с палочками в руках и с очень серьёзным выражением на бледном лице, разве тут можно читать, я не знал, что можно, у меня тоже книжка есть, она с картинками и про волка, который превращается в бабушку, я тоже так хочу! Что, машинально спрашиваю я, в бабушку превратиться хочешь, ага, говорит ребенок, это же так интересно, не думаю, говорю я, по-моему, у бабушек довольно скучная жизнь, волком быть гораздо лучше. Ребенок склоняет голову на бок, обдумывает мои слова, передо мной возникает неприятная чья-то рожа, просто до дрожи непереносимая, и я отвожу руку с тарелкой куда-то назад, аккуратно ставлю её на пол и смотрю прямо в глаза, налитые яростью, передайте мне салат, тихим, отчетливым голосом говорит этот мерзкий тип, какой салат, говорю я, у меня ничего нет, я книжку читаю, вот – сую книгу ему под нос, он отшатывается, как от удара, и мне становится легче дышать, вы еретичка! визжит он практически на грани ультразвука и брызгая слюной, теперь всё пропало, мы все сгорим в аду, и это всё из-за вас, из-за вас! Ну уж нет, говорю я, оставьте ваши религиозные бредни при себе, мам, пойдём уже отсюда, а, не позорь меня, сядь, говорит мама, что ты как маленькая, собрание только началось, что с тобой сегодня, ничего, говорю я, есть расхотелось, вот и всё, пробираюсь через толпу обратно к выходу, сквозь нарастающий гул голосов и нестройные удары деревянных палочек для суши о края тарелок и бокалов, что за бред, думаю я, что за бред тут происходит, зачем маме вся эта апокалиптическая хрень?

Поворачиваю за угол и еле успеваю отскочить назад: мимо меня, радостно трезвоня, проезжает трамвай, ваша остановка – четвертая отсюда, если не считать этой, говорит Люся, придерживая мой локоть, улыбается опять куда-то мимо меня и вбок, я оборачиваюсь и утыкаюсь в чье-то лицо, вокруг темно и тихо, мама спит на соседней кровати, он тянется ко мне губами, ты что, шепчу я, совсем с ума сошел, мама же здесь, и Катя, ну я же не виноват, говорит он, что в этой дурацкой гостинице больше не было номеров, выпячивает нижнюю губу, пытается сдуть челку со лба, белки его глаз блестят в темноте, ну давай, говорит он, ты же тоже хочешь, я знаю, мы тихонько, а? снова лезет ко мне губами, но я подставляю ладонь, пытаюсь отпихнуть дурацкую его башку от себя подальше, он целует мои пальцы, я тихонько смеюсь, мама ворочается во сне, кровать скрипит, он вздрагивает и замирает, я выворачиваюсь из кольца его рук, скатываюсь с кровати, куда ты, обиженно шепчет он, ну ладно, ну я же пошутил, давай обратно, спать пора, завтра рано выезжать, эй, куда ты запропастилась? Но меня уже нет там, в этой темной и душной комнате, хотя я всё ещё слышу его горячий шёпот над самым ухом, трясу головой и хватаюсь за поручень, чтобы не упасть – трамвай катится вперед по рельсам, весело звеня на поворотах, четвертая остановка, думаю я, это уже сейчас или на следующей? Трамвай резко тормозит, двери распахиваются и меня выносит вместе с потоком людей в горячечный полуденный город, вокруг только резкие углы и ни намёка на тень, я наваливаюсь всем телом, толкаю тяжелую дверь; дверь упирается, пытается вытолкнуть меня наружу, но неожиданно я словно пробиваю толстый слой защитной пленки и оказываюсь в полутёмном прохладном вестибюле, волоча за собой неудобный громоздкий чемодан и проклиная всё на свете. Добро пожаловать, добро пожаловать, слышу откуда-то сзади, поворачиваюсь, смотрю ей прямо в глаза, Люся, говорю я, Люся, что здесь происходит?

Люся мелко кивает после каждого моего слова, она ниже меня ростом, и я ловлю себя на том, что рассматриваю её макушку, мышиного цвета волосы и строгий учительский пучок на затылке, мелькающий туда-сюда. Люся отводит взгляд, смотрит куда-то немного вбок, и мне нестерпимо, до зуда меж лопаток, хочется обернуться. Я почти успеваю повернуть голову, краем глаза ловлю какое-то смазанное движение у себя за спиной, но тут Люсина лапка снова трогает моё плечо, конечно, говорит Люся, конечно-конечно, вы оставьте чемодан здесь, с ним разберутся, ресторан на третьем этаже открыт круглосуточно, вот сейчас по этому коридору, прохожу в комнату, протискиваюсь мимо сидящих на полу на своё место в самом дальнем углу, киваю знакомым, улыбаюсь виновато – опоздала, мешаю всем; мама смотрит неодобрительно, но ничего не говорит, я вытаскиваю книжку из рюкзака, пытаюсь отвлечься – от запаха еды мутит, а что ты читаешь, говорит ребенок, Анечкин сын, кажется, Паша? Или Миша? Не мешай мне читать, Миша, строгим учительским тоном говорю я, у тебя же ещё уроки не доделаны, я права? Миша покаянно опускает голову и бурчит что-то неразборчивое, сначала математика, говорю я, потом сказки про волков и бабушек, ясно? Миша разочарованно кивает, я улыбаюсь, закрывая лицо книгой, машина резко выворачивает из-за угла, визг тормозов, темнота, прохладный вестибюль, Люся, говорю я, в этот раз вы не отвертитесь, что, чёрт побери, происходит?

Кто-то осторожно касается моего плеча, здравствуйте, добро пожаловать, меня зовут Людмила Александровна, мы вас очень ждем, пойдёмте, провожу вас в номер. Люся, перевожу я, облегченно вздыхая, Люся, слава богу, мы добрались – вы не представляете – ехали весь день, на подъезде встали в жуткую пробку, мне уже казалось, это никогда не кончится, конечно, кивает Люся, да-да, конечно, оставьте чемодан здесь, ресторан на третьем этаже, Лёшка, шепчу я, совсем с ума сошел, отстань, мама же тут, мама спит, шепчет он и лезет ко мне губами, но я подставляю ладонь, пытаюсь отпихнуть дурацкую его башку от себя подальше, он целует мои пальцы, я тихонько смеюсь, мама ворочается во сне, кровать скрипит, он вздрагивает и замирает, я выворачиваюсь из кольца его рук, скатываюсь с кровати, куда ты, обиженно шепчет он, ну ладно, ну я же пошутил, давай обратно, спать пора, завтра рано выезжать, я сжимаю руль и давлю на газ, сворачиваю за угол, кто-то отпрыгивает буквально из-под колёс, визжат тормоза, чудом не теряю управления, выруливаю на дорогу, еду вдоль трамвайных рельсов, дорога прямая и тянется бесконечно, нет, думаю я, неправда, так не должно быть, прибавляю скорость, закрываю глаза, до конца и направо, третий этаж, второй поворот налево, я выворачиваю и замираю, чувствую трамвайные рельсы под колёсами, вжимаюсь в сиденье, ожидая удара, вдох, выдох, ничего не происходит, костяшки пальцев стучат по стеклу, я вздрагиваю и открываю глаза, Люся смотрит на меня укоризненно, качает головой, ну что же вы, Тонечка, говорит мне Люся, незнакомое имя режет слух, внутри моей головы кто-то водит ногтем по стеклу, Тонечка, говорит Люся, вы же знаете, у трамвая расписание, невозможно задерживать, нельзя, люди же не могут вот так просто, вы же понимаете, вы же сами мне когда-то это объясняли, помните? Люся робко улыбается мне через стекло, я киваю, поворачиваю ключ в замке, открываю дверь, все головы, кроме одной, поворачиваются в мою сторону, Миша, говорю я, у нас урок, не знаю, как у тебя, но у всех остальных сегодня диктант, убираем учебники, Даня, раздай тетради, начинаем через пять минут.

Поворачиваюсь, Люся смотрит на меня с надеждой, я киваю, ну слава богу, говорит Люся, я уже думала что всё, осталась одна, Антонина Фёдоровна, раздаётся ломкий голос за моей спиной, я ручку забыл, дети, говорю я, не оборачиваясь, у кого есть запасная ручка, поделитесь с Вениамином, вы же вспомнили, говорит Люся, вспомнили, да? Люся суёт мне в руки несколько тетрадных листов, сцепленных за угол, вот тут, говорит она, все критерии для оценок, что вы будете диктовать не важно, главное интонации, дети напишут хорошо, они у нас очень способные, двоек не бывает почти никогда, всё как вы и говорили, Люся, говорю я, Люся, почему вы не ушли? Ну как же, растерянно отвечает она, я не могла, ведь дети же, Тонечка, вы же сами говорили, говорила, отвечаю я, поворачиваюсь к классу лицом, тщательно копирую полузабытые учительские интонации, да, Люся, я говорила, но вы же могли просто взять и уйти, когда я застряла, уйти и оставить это всё, неужели вам ни разу не хотелось? Хотелось, вздыхает Люся, но мне стало жалко детей. Вы же помните, что тут было до нас, Тонечка, вы же вспомнили всё? Вспомнила, говорю я, вспомнила, но не понимаю, при чём тут вообще дети, никаких же – да вы что, возмущенно перебивает меня Люся, да как же вы, ну вот посмотрите, вот же они, все здесь, и Мишенька, и Аллочка, и даже Вениамин – а помните, как сложно было с Вениамином поначалу? Нет, вы, Антонина Фёдоровна, можете конечно уйти, никто вас здесь не держит, но я детей не брошу, у них же совсем нет никого, никакой надежды, кроме нас, никакой, повторяю я, никого, кроме нас, все дописали? проверяем ошибки, через пять минут тетради ко мне на стол, Лёшка обиженно сопит в темноте, поворачивается на другой бок; я закрываю глаза, завтра рано вставать.

кит-кат

Всегда, сколько себя помнила, Катя считала ступеньки. Такая вот странность, маленькая и безобидная. Бывает гораздо хуже: можно, например, художником родиться, или поэтом, маяться потом бессонными майскими ночами от недостатка вдохновения. Или избытка – тоже, наверное, не сахар. Катя часто рассматривала художников, когда гуляла по Арбату с очередным кавалером, и всякий раз приходила к выводу, что выглядят они не очень. Наверное, вдохновение спать мешает, вот и мучаются, бедняги.

Или, например вот, Вероника Анатольевна, Катина соседка из квартиры напротив. У неё странность ужасно неудобная: каждое утро, часов в шесть, она выходит из квартиры и моет лестничную площадку святой водой, бормочет себе под нос что-то неразборчивое. Молитвы, наверное. Катя совершенно случайно услышала, как баба Аня с третьего этажа обсуждала Веронику Анатольевну с соседкой, поэтому знала про святую воду, и ещё про то, что Вероника Анатольевна считает другую соседку, этажом выше, самой настоящей ведьмой, и святая вода нужна ей не просто так, а для защиты.

Но у соседки сверху есть толстая рыжая кошка и внучка Дашенька, которую привозят к ней по выходным, так что никакая она не ведьма, просто у Вероники Анатольевны такая вот странность, не повезло.

Тем более что настоящих ведьм не бывает, это все знают.

Катин начальник коллекционирует картины с селёдкой. Разные, и в виде рыбы, и в виде еды, и даже абстрактные, если слово селёдка есть в названии. У него этими картинами дома все стены увешаны, Катя сама видела, когда забытую в офисе папку с документами ему привозила. Так что три картины с селёдкой на весь офис – это ещё ничего, жить можно. Подумаешь, рыба как рыба. Не абстракционизм, и то ладно.

Так что Катя уверена, что со странностью ей повезло. Жить особо не мешает, людям в глаза не бросается. А если кто-то из близких знакомых и замечает, Катя пожимает плечами, отмахивается беспечно: в детстве рассказали, что считать ступеньки – хорошая примета, вошло в привычку, ерунда, не обращай внимания.

О том, что считает ступеньки не просто так, а по правилам, не говорит никому. И сама старается лишний раз об этом не думать. Правила они на то и правила, чтобы им следовать не задумываясь.

Катя выходит из супермаркета, машинально считает (пять ступенек), идет дворами до дома и не думает о лестницах.

Подходит далеко не каждая. Эскалаторы в метро – почти никогда. Но если вдруг встречается подходящий, то непременно тот, который едет наверх. И приходится топать, ничего не попишешь. Все на свете проклянешь, пока поднимешься: коленки дрожат, дышишь, как селёдка на картине в приемной, на грани обморока практически; но раз начала – нужно досчитать до конца. Получается такой добровольно-принудительный фитнес.

Поэтому эскалаторы Катя не любит и в метро предпочитает без надобности не соваться.

Трамваи, кстати, совсем другое дело. Каждая ступенька в счёт, и на вход, и на выход, а уж если трамвай попадётся новый, со ступеньками в салоне – вообще счастье и праздник, и день непременно хороший будет, Катя не раз уже проверяла.

Ещё всегда считаются мосты и улицы-лестницы. Бесконечные лестничные марши в жилых многоэтажках никогда не работают, хотя Катя и знает откуда-то точное количество ступенек в любом пролете.

Иногда те лестницы, которые считаются в дождь, не считаются в солнечную погоду, и наоборот. Бывают лестницы утренние, дневные и вечерние. Иногда, очень редко, когда Катя не может уснуть, попадаются лестницы исключительно ночные, мимо которых в любое другое время можно пройти совершенно спокойно.

Если на лестнице сидит кошка, лестница считается всегда, неважно, какая погода и сколько времени.

Катя поднимается по ступенькам крыльца (восемь), тянет на себя тяжелую подъездную дверь, едет на свой пятый этаж. Дома тихо и темно; Катя включает телевизор и свет на кухне, разбирает продукты, готовит ужин. В телевизоре играет заставка любимого сериала, Катя подхватывает тарелку с едой и забирается с ногами на диван в комнате.

Через полтора часа Катя лежит в кровати, посуда вымыта, в кухне идеальный порядок, дома тихо и темно. Засыпает очень быстро, шёпотом повторяет сосчитанные за день ступеньки: шесть. Восемнадцать. Двадцать четыре. Три. Пять. Восемь.

агаCollapse )
- Кстати, - сообщила мне бодрым жизнерадостным голосом сновиденческая Служба Бесполезной Информации перед тем, как я проснулась. - В комнате для предварительного просмотра фильмов, номинированных на "Оскар", непременно должна находиться копия фильма Милоша Формана, спрятанная между диванными подушками. Такова традиция.
я гоню пургу, I'm a purgatory, purga-factory - bilingual puns складываются в голове сами собой, помимо моего участия; я - великий гонщик пурги на туманно-альбионном крайнее время, крейсер на ионной тяге, шныряющий между пунктами а, бе и игрек, дорога моя бесконечна, груз тяжёл, но прекрасен, как горящие боевые корабли на подступах к Ориону - и вот сейчас, сегодня, я внезапно понимаю, что заигралась в эту игру; нет, совсем я не перестану, но пора поставить паузу, сделать перерыв, и - посуду, например, помыть; перегнать пургу в другое русло, разделить на потоки и плыть туда, куда важнее - мне, сейчас; поиграть в ту же игру, но с другой стороны, иначе однобокое какое-то всё, и пожалуй что не честно - мухлевать против самой себя как-то глупо, хотя, с другой стороны, против кого ещё мухлевать, если ты всегда сам себе лучший противник, идеальный партнер, и как ещё учиться лучшим трюкам, если не на себе?

это всё очень сумбурно
но я ставлю игру на паузу
и делаю следующий ход

Apr. 1st, 2016



Воробей Билли, как может показаться, недоволен всем, что его окружает. Взгляд его суров, бровь нахмурена, клюв заострен и угрожающ. Он твердо стоит на ногах, всей своей фигурой выражая непоколебимость, которая, к тому же, подтверждается тем фактом, что из уст его звучит лаконичное английское «No».

Однако, не все так просто с воробьем Билли, как кажется. Этой элегантной словесной формулой Билли противостоит экзистенциальному кризису, падению курса рубля, а также бездне, способной поглотить ничего не подозревающего человека навсегда. Билли не падает духом, он всегда на страже вашего благополучия и никогда не позволит себе такую непростительную низость, как поедание чужого бутерброда. Его ответ – «Нет!»

подробности
кукуруза - царица полей (с) Н. Хрущев
наука - нейлон водохранилищ (с) Али-экспресс


…снилось, что я прилетела в Лиссабон, с-с-с, шшш, Лишбоа, Лишбоа – шептало, шелестело вокруг, опускало на плечи полную, смуглую, легкую, горячую руку и я наконец-то могла коснуться ногами земли. Аэропорт, сказало внутреннее логическое, это аэропорт, ты же сюда прилетела и вон уже опустилась почти. Я согласно кивала, почти не слыша, аэропорт, гулкое эхо в голове, кивала снова, пыталась смотреть одновременно везде – почти невозможно – полутемные своды, расписанные, нет, покрытые мелкой мозаикой, сплошь; арки и переходы, гул голосов, полумрак, рассмотреть ближе, но потолок уже дальше, чем на расстоянии вытянутой руки, а это значит, что я приземлилась.

Прилетела, говорит проводник, наконец-то прилетела, ура! Пойдем скорее, столько всего нужно успеть, у тебя же пересадка через два часа, разве не четыре, спрашиваю, было же четыре, я помню, я это знала всегда, проводник улыбается, тянет за собой, кивает; проводник – мой лучший друг, и я верю ему, хотя сейчас уже понимаю, что это не она, но дружеская маска – лучшее, что можно придумать, когда времени почти нет, правильное решение, хорошо, что так быстро придумал, молодец.

Мы идем через лабиринт переходов и каменных лестниц, истертые ступени, своды потолка уходят вверх и в темноту, мозаика стекает со стен, смешивается с неровной кладкой пола, больше похоже на замок или огромный храм, думаю я, аэропорт, аэропорт, шепчет в голове, киваю, выныриваю в горячее летнее яркое вслед за проводником, прикрываю ладонью глаза.

Можно пойти в гостиницу, говорит проводник, бросить вещи, пойти гулять, но всего два часа, четыре, машинально поправляю я, давай не пойдем, говорит проводник, потом слишком долго возвращаться, потеряем время, времени нет, согласно киваю я, и проводник тащит меня куда-то вверх по узкой улочке, резкие тени, полуденный воздух звенит в моей голове, рассыпается мелкими стеклами калейдоскопа, ярмарка, говорит проводник, сегодня ярмарка, тебе очень повезло, пойдем – я кручу головой, пытаясь успеть, дружеская рука на плече, ворох ярких красок и голосов и гул неба, синее стекло, самое большое, выгнутое, словно купол, сверкает на солнце, улыбается в ответ.

Смотри, говорит проводник, и я снова вижу неподвижное там, где только что было движение, вихри, водоворот: стойку информации, электронное табло с часами, нет, говорит проводник, не туда, провожу глазами за его вытянутой рукой, зарево над городом, вдалеке, если идти туда, долго и прямо, говорит проводник, там будет твой дом, запомни. Я киваю, проводник смеется, говорит, пойдем, осталось ещё сорок минут до окончания посадки, я не могу тебя отпустить просто так, обязательно нужно кинуть монетку на площади Европы, мы успеем, спрашиваю я, времени нет, смеется проводник, пошли скорее, ну!

Внезапно понимаю, что я босиком, и мы идем по камешкам и веткам и мелкой, колючей траве, ногам совсем не больно, только слегка щекотно и звонко в пятках, как в детстве, когда бежишь по прохладной, упругой земле, и кажется, что вот-вот взлетишь.

Я разжимаю ладонь и пытаюсь лучше рассмотреть маленькую штуку на тонкой и длинной веревочке, это сувенир, говорит проводник, тебе на память, киваю, сжимаю ладонь

открываю глаза



Говорит: здравствуйте.

Как-то совершенно незаметно, бочком проскальзывает внутрь, и вот уже на краешке стула ерзает, рукав теребит, улыбается, немного смущенно, немного виновато: помешал, оторвал от дел.

Вежливый очень.

Говорит: чаю? Нет, спасибо, не надо чаю, можно мне стакан воды, я немножко в него подумаю. Очень приятно думать в стакан воды, освежает, и иногда красиво получается, слон или единорог, или, к примеру, горы, или дорога через дюны прямо в океан. Всякое может, в зависимости от того, что думаешь. Ну и как, конечно, правильно думать в воду тоже определенный навык нужен, но к этому быстро привыкаешь. Да, даже не сомневайтесь, у вас очень быстро начнет получаться, вот увидите.

Вежливый очень, что да то да.

Говорит: да, ваша правда, действительно, не за этим, ну то есть как, и за этим тоже, полезный ведь навык, вам наверняка пригодится, даже если просто аквариум украсить, или вазу с водой для цветов, или ещё что. Компот? Нет, знаете, ни разу не доводилось пробовать; сложно сказать однозначно, какие могут быть результаты. Но… почему бы, собственно и нет? Какой, говорите? Яблочный с клюквой? Очень, очень интересно, что может из этого выйти.

Наливаю компот в высокий граненый стакан, ставлю на стол. Солнечные пятна скользят по скатерти, ветер шевелит занавеску. Слышно, как за окном проезжают машины: редко и далеко. Птичий гам и детские вопли слышны куда как громче (под окнами детский сад). Сидит, сосредоточенно хмурит лоб, уставившись в стакан. Не пьет.

Ну что, говорю, чучело ты мое лохматое, опять придумал новое состязание с Колькой из третьего подъезда? Кто быстрее не выпьет компот?

Смотрит исподлобья, строго и серьезно, но не выдерживает первым и расплывается в щербатой улыбке: позавчера выпал молочный зуб. Улыбаюсь в ответ, привычным жестом пытаюсь привести его непослушные вихры в хоть какое-то подобие порядка. Безрезультатно.

Говорит: нет, мам, просто подумал, что можно увидеть слона в компоте. А пить мне совсем не хочется. Я супом напился.

И честные глаза.

Ладно уж, говорю, так и быть. Беги, тебя там уже, наверное, заждались все. Домой только не поздно, иначе фигу тебе с маслом, а не мультфильмы после ужина.

Смеется, кивает старательно несколько раз, и тут же буквально испаряется из дома. Только слышно, как по очереди хлопнули двери: входная и подъездная.

Беру стакан со стола и выливаю компот в раковину.

За окном темно и слышно, как почти непрерывно шуршат автомобильные шины по мокрому шоссе: почти всю ночь шел мелкий, занудный осенний дождик. Отсветы фар пляшут на потолке.

Наверное, пора спать.



_MG_7035

Однажды в пустыне жили обожжённые солнцем рыбы, и были они такие яркие, что им было больно смотреть друг на друга. А поскольку рыбы обладают коллективным сознанием, им даже не пришлось договариваться, они просто взяли и полетели, потому что очень им надоело вот это вот всё. Они не собирались лететь на север, просто так получилось. Возможно, по дороге они пролетели над плывущими на юг птицами, но об этом никто не знает.

_MG_7081_

Однажды на северном полюсе собралась стая птиц. Они смотрели друг на друга, и никак не могли понять, кто из них где, потому что все они были одинаковые серые птицы. Тогда кто-то из них сказал: чего это мы тут на северном полюсе делаем как очень глупые птицы поступаем мы я считаю. Давайте двигать на юг. Птицы покивали, выстроились в клин и поплыли. До юга они ещё не добрались, но успели стать разноцветными в процессе, и стало очень просто отличить одну от другой.


рассмотреть, возжелать и завести себе птицу или рыбу

Рыбы плывут на север,
Птицы летят на юг.
Разные странные звери
Не размыкают рук.
Не закрывают двери,
Не говорят в глаза.
Не возвращают время,
Трогают голоса.
Падают, забываясь,
Вздрагивают во сне.
Странные теплые звери
Светятся в тишине.
Лёгким пустым потоком
Перегибая круг
Рыбы летят на север,
Птицы плывут на юг.
крайнее время довольно часто вижу в общественном транспорте людей, которые крестятся на проезжающие в окнах церкви

внезапно подумалось, что это такой навеянный соцсетями быстрый и безболезненный способ лайкнуть боженьку
внезапно острый приступ вожделения материального трансцендентного прекрасного и высокохудожественного



ы-ы-ы-ы-ы!

Feb. 18th, 2015



она просачивается сквозь мои мысли внезапно, как свет через колыхнувшуюся штору, мгновенно заполняет образовавшееся пространство, смотрит выжидающе, и я уже знаю, кто она и чем занимается; действительно, интересная работа, хоть и утомительная; мы очень похожи, да, но всё-таки (наверное?) не тождественны (нет, точно не тождественны); она хочет, чтобы я написала про неё в жж вот-прям-щас, мимоходом, как она заглянула ко мне, а остальное потом; я начинаю писать, но получается пара абзацев рассказа, длинного рассказа, на последнем слове понимаю, что щас не потяну, и не потому, что хочется спать (спать хочется очень, завтра много работы), а потому, что пока - вот так, мучительно, под диктовку, с трудом пробираясь между собственными мыслями про то, как надо и собственно диктуемым, - слишком много уходит сил; поэтому копирую эту пару абзацев в текстовый документ, сохраняю, начинаю заново (я же уже обещала, я точно помню, через месяц или когда мы там встретимся(лись) в первый раз) и вот, упоминаю, киваю буквами; пользуясь случаем, хочу передать приве

крайнее время на мою голову валятся миры и персонажи, много миров и персонажей, и все хотят быть рассказаными; я не очень это умею, моя ладонь уже практически стерлась от постоянного фейспалма: чувствую, как надо, а сказать не могу, слова получаются не те; скажите, доктор, что же мне с этим делать?

учиться писать, ясное дело

а эта ыыы.

)

потанцуем?)







если вы хотите танцевать
если вы хотите научиться слушать и слышать музыку и собственное тело
если вы хотите танцевать всегда и везде
если вы хотите чувствовать радость движения
если вы хотите танцевать как дышать
приходите к нам
мы вас ждём)

подробности всяческие тутCollapse )



дружескому репосту три раза ку!)

Jan. 2nd, 2015

прекрасные и нежно любимые Goat's Notes в несколько неожиданном амплуа)



это было здорово всю дорогу, но Джонни просто запал мне в душу))
grishasandoГриша, давай устраивать кабаре по полной программе, а? С танцами и прекрасным козлиным безумием в самом лучшем смысле слова)
ехала в полуночном автобусе. один из пассажиров всю дорогу очень громко хотел пива.

.

меж тем, в бирюлево завёлся туман, который пахнет копчеными сосисками.

.

всюду жызнь и хэппиньюйир
Рождественская ночь - хороший повод сказать: совершенно неважно, кто я. И не очень важно, насколько правилен этот мир. Важно, что он действительно полон любви, которая льётся натурально с неба вечным благодатным дождём. Мне каждый день удаётся промокнуть под ним насквозь. А кому не удаётся, не беда, не всё сразу. Ни одному живому (в высшем, не биологическом смысле слова) этой участи не избежать.

Будьте живыми, пожалуйста. Мы все трогательные такие дураки, органические на всю голову.
Когда-нибудь на небесах (в сияющем лотосе, где угодно, на ваш выбор) будем вспоминать, как подписались статистами в этот самодеятельный спектакль о жизни на планете Земля, поржём. И сентиментально заключим, что это были хорошие времена.

И вот оттуда, из нашего общего далёкого, но неизбежного прекрасного будущего, из самого центра сияющего лотоса, с самой вершины небес я шлю всем нам сюда бутылку с письмом, в котором сказано: "Чуваки! Хорошие времена - это уже вот прямо сейчас".



и ведь действительно =)
christmas special was indeed special
good old moffat
finally!

dreamy-weamy is definitely gonna be my favourite reference)

Tags:

домик

такой вот
светится)

_MG_5283s

агаCollapse )

..стоял за её левым плечом, пока она подписывала книгу, свежевыбритый, подтянутый, в белоснежной рубашке, на удивление трезвый; улыбался, склонив голову на бок, пытаясь разобрать, что она пишет. На фотографии левый край кадра безбожно пересвечен косым прямоугольником незанавешенного окна, её правый локоть тонет в солнечном сиропе, голова низко опущена над столом; резкая и глубокая тень выгибается, пляшет на захваченной территории правого края, неохотно отступая под натиском его белой рубашки и застенчивой улыбки; интересно, думал он иногда, глядя на фотографию в школьном альбоме, интересно, по правилам композиции я тут блик или рефлекс? Нашел потом эту книгу, то есть думал, что книгу, - простой потрепанный переплет со стертым названием, не разобрать; пожелтевшие от времени страницы, гладкие, плотные и совершенно пустые; тоненькая веревочная закладка вклеена в корешок; такой хороший блокнот, странно, что столько лет пролежал без дела.

..смотри, какой ты тут юный и трогательный, говорит она, юный, трогательный и уши светятся, как будто школа и солнечное первое сентября, и всё ещё лето, или уже лето и впереди пионерский лагерь, а я как будто учительница, ужасно строгая, но очень тобой довольна, наверное, ты хорошо себя вёл и поэтому молодец. Она смотрит на фотографию, вытянув руку и прищурившись, улыбается, как старому знакомому, хотя виделись всего раз, случайно: сидел в кафешке, обедал, оказалось, встреча с писателем, решил подойти и получить автограф, непонятно зачем, не знал, кто она и никогда не читал её книг. Вообще не читал тогда, не читал и не писал ничего, только работа, работа с раннего утра и чаще всего до глубокой ночи, обеды и ужины в обезличенных общепитах делового центра, сорокаградусные жидкости по выходным и после рабочего дня, успешный, процветающий бизнес, поздравления и зависть коллег.

..даже не заметила, говорит она, когда тётушка Туле нас сфотографировала, она каждый год приходит на встречи, очень радуется, когда выходит новая книжка, рассказывает, как читает внукам перед сном, и теперь они совсем не боятся засыпать и кошмаров им тоже больше не снится. Но она никогда ничего не фотографировала и фотоаппарата я у неё не видела; такое сложно было бы не заметить даже при моей рассеянности, это явно какой-то древний плёночный монстр, прекрасный, как динозавры. Она принесла фотографию утром, сказала, что много дел и не сможет остаться на встречу, но совсем не зайти меня повидать не могла, а я всё думала, придёшь ты или нет, у тебя год назад было лицо человека, который внезапно проснулся и совершенно не понимает, где он очутился и как его фамилия. Я тогда решила, что ты здесь случайно, просто пообедать, и очень обрадовалась, когда ты подошёл с книжкой, на встречи почти никто не приходит, хотя книжки покупают хорошо, наверное, сейчас это просто не модно.

..взял блокнот с собой на работу, непонятно зачем, протаскался с ним весь день, перекладывал с места на место; не отдавая себе отчета, водил пальцем по обложке во время телефонных переговоров, трепал и снова скручивал кончик веревочной закладки и вот сейчас тоже, блокнот лежит рядом с ним на столике уличного кафе, он ждёт заказа, курит, тень шоколадного тента над его головой рассекает обложку почти ровно по диагонали, он рассеянно прикасается к солнечному краю блокнота, неловко отдергивает руку: горячо; блокнот падает, он поднимает его и кладёт обратно, курит, следит за тем, как движется тень, медленно и неохотно отползает, сдавая позиции; свет захватывает почти весь столик, чашка и пепельница плавают в сгущённом солнечном сиропе, становится жарко, лениво думает о том, что надо бы пересесть, не двигается с места.

..простите, мне кажется, это ваше; я видела, вы уронили книгу, вот, - протягивает ему картонный прямоугольник, - это выпало из книги, вы, наверное, не заметили, она улетела под мой столик, держите. Он удивленно разглядывает снимок, надо же, совсем не помнит, чтобы кто-то фотографировал в тот день, похоже, снимали на какой-то древний пленочный фотоаппарат и печатали потом в домашней лаборатории. На фотографии тётушка Туле стоит за его левым плечом, пока он подписывает ей книгу, улыбается, склонив голову на бок, пытаясь разобрать, что он пишет, её белоснежная блузка мягко светится в полумраке.
go home, moffat, you are drunk
no, seriously
take a vacation or something

финал сезона во многих местах прекрасен, но во многих ну бля
ну бляяя
*рыдает, уходит в туман*

Tags:

Танцуют все!)



Мы вернулись после летних каникул и продолжаем танцевать! Присоединяйтесь! Единственное и самое главное условие - это ваше желание танцевать, всё прочее не имеет ровно никакого значения. С нами вам точно не будет скучно воскресными вечерами =)

Старт 12 октября, первое занятие с 19.00 до 21.00, второе и все последующие с 17.00 до 19.00. Разовое занятие 350 р, абонемент на месяц 800/1000 р. Танцевальный зал HendrixStudio на Павелецкой.




Дружескому репосту - три раза ку!)
если вдруг кто-то ещё не видел, не слышал и не знает, то вот



такая прекрасная штука появилась.

а ещё вот тут можно поспособствовать распространению информации о прекрасном и получить какую-нибудь плюшку взамен.
я за плюшкой не иду, просто захотелось поделиться хорошим)

всех зовем, всех ждём)



Посмотреть анонс выставки

зернодерево участвует в майских других вещах в хамовниках, в парке возле станции метро фрунзенская.
в субботу 17 и в воскресенье 18 мая с 12 до 21.
будет много керамики и ручные открытки в стиле doodle art.

помимо нас прекрасных там будет много других прекрасных авторов и штук, а ещё мастерклассы и куча всего занимательного для детей и взрослых

мы вместе с настей дочерью моряка будем там в большом шатре примерно посередине его)

мальчик и тоже мальчик



то есть керамика и опять керамика, две новые штуки.
обе продаются. если вдруг кому)
уже и та, и другая улетели, при желании можно повторить.

адын



хотите, я его стукну, и он станет фиолэтовым?Collapse )

а скажите



у вас тоже во френдленте висит непонятная бня под названием конкурс от туи трэвел?
совсем не понимаю откуда оно взялось и как это убрать, во френдах нет, не чей-то репост и висит во всех трёх фильтрах ленты.
ыыыы какоето.

в метро



ехали двое бомжей и с ними дворняжий щенок
не совсем мелкий, подросток, но шерсть ещё такая мягкая, как на ушах, прям видно
сначала он с упоением грыз краешек сиденья, потом радостно скакал вокруг хозяев, подбегал к сидящему по соседству мужчине - не поиграет ли с ним? не поиграл
потом они шли впереди меня по платформе, щенок прыгал вокруг - ура! ура! ура! мы! идём! хватал хозяев за руку и за одежду, те строго на него прикрикивали, пряча улыбки в многослойных воротниках

и столько в этом было совершенно, невероятно щемящей щенячьей нежности


мы начинаем начинать)



всем привет, меня зовут Яна, и я танцевальный маньяк приглашаю всех желающих записаться ко мне на курс танцевальной импровизации, который - ураура - стартует в апреле.



подробностиCollapse )



буду крайне благодарна за дружеский репост и всевозможное сарафанное радио)


Mar. 11th, 2014

и лиричненько так)

Tags:

шерлок ыыыыыыы))))
мэри ыыыыыыыыыыы)))
ватсон мимими)))))

.

это была развернутая рецензия на финал сезона,
благодарю за внимание.
)


и нас ждет вторая серия ещё как минимум два сезона, йохохо)

Tags:

сижу лежу и делаю ничего.
делать ничего - самое прекрасное занятие вмири, когда у всей страны похмелье, а у меня ремонт в стадии "осталось только навести красоту".
личный рецепт лучшего варианта праздника: из последних сил на стопятьдесяттретьем дыхании делать что-то очень важное и нужное, потом титаническим волевым усилием поставить все на паузу.
не готовиться к празднику.
совсем.
просто сидеть лежать и делать ничего.
дня три.
потом непременно надоест,
но эти три дня - боже, как же хорошо!)

и вот ещё что сказать хочу.
я понимаю, что тут уже давно никто практически не бывает, но
авдруг)

в самое ближайшее время, с начала-середины февраля марта приблизительно, я буду вести занятия под кодовым названием "основы танцевальной импровизации".
это очень официальная формулировка, но она сама придумалась и накрепко привязалась к, так что уж - как есть.
если вдруг она вас смущает или пугает - не бойтесь, пожалуйста, это совсем не страшно, а вовсе даже весело, честное пионерское.

и всякие подробностиCollapse )


не могу не спросить:

who is your doctor?)


Tags:

бу!





(если долго смотреть на картинку начинает мерещиться всякая чертовщина))

Tags:

внезапно захотелось





скучно и занудно чему-то учиться я не люблю,
зато играть люблю очень,
и вас, дорогие те, кто любит букву ф, с собой зову)
присоединяйтесь?
это обещает быть интересная игра.
мне так кажется)

подробные условия участия тык в картинку,
участие бесплатное)

вдруг кому =)



вот тут отдамдаром холодильник и пылесос
если вдруг кто, то, конечно же, друзьям приоритет)

дом дом дом



москва встретила меня доброй бабушкой и облачным профилем остроносой женщины с пышной прической, плавно перетекающей в рыбий хвост

я обычно избегаю разговоров о политике, но.

такое ощущение, что мы сейчас живем в сказке про дракона - тот, кто дракона убил, сам в него превращается. страну, победившую фашизм, всеми возможными и невозможными, совершенно дикими уже способами тянут к фашизму. и самый кошмар заключается в том, что ан масс, как сказал бы товарищ выбегалло, страна покорно глотает предложенный подножный корм и с криками и улюлюканьем радостно скачет в указанном направлении.

я не призываю сейчас к бурным дискуссиям на тему ах-что-же-делать-надо-валить-из-страны. не призываю к дискуссиям на тему суки-бляди, русский матерный сейчас тоже не в почёте, как я могла забыть. вообще ни к каким дискуссиям не призываю, потому что азачем.

просто не могу молчать.
подписать петиции - все, что я могу.
ну, хотя бы это.
но не молчать.

http://tikkey.livejournal.com/411903.html

петиции

http://www.avaaz.org/ru/petition/Ne_dopustit_prinyatiya_zakonoproekta_pozvolyayushchego_otbirat_detey
http://www.democrator.ru/problem/11849

дорогие все,



кто ещё читает и кто тут бывает набегами и наскоком
у меня есть для вас объявление и я жажду его объявить)

уже достаточно долгое время я занимаюсь регрессивным гипнозом
это такая техника, при помощи которой можно просматривать прошлые жизни
(подробнее можно почитать тут и в нашей группе вконтакте в ЧаВо прямо под ссылкой на сайт)
при помощи регрессивного гипноза можно решить различные личные проблемы, которые не получается разрешить с помощью мозга, логики, упорной работы и т.д.
можно и просто удовлетворить любопытство, посмотреть свою предыдущую инкарнацию

я провожу сеансы регрессивного гипноза в москве (иногда в питере)
и буду рада принять всех желающих)
так что если вы или ваши друзья-знакомые вдруг искали специалиста-регрессолога, то я к вашим услугам

записаться на прием можно через мою рабочую страницу вконтакте (там указан телефон и все прочие контакты), в комментариях к этой записи или в личных сообщениях в жж

благодарю за внимание)

это я

33
chudaaa
Дурацкое Чудо
ЗерноДерево

давно и неправда

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Golly Kim