September 22nd, 2019

Ы

(no subject)

иногда я ужасно страдаю от того, что практически невозможно объяснить нэйтив спикерам всю глубину и многочисленность кошмарных панов (игр слов то есть), которые можно получить, если разговаривать на английском с намеренным жутким русским акцентом и неправильным произношением.

вчера лежу на диване с книжкой, под пледом и котом (у нас дубак и ещё не включили отопление). приходит брат.

- вай ду ю хэв кэт, - спрашивает брат.
- фор вормс (for warmth), - отвечаю я.
- бат кэт из нот фор вормс (four worms), - возражает мне брат невозмутимым еблом, я отвечаю ему долгим not amused взглядом, после чего мы оба истерически ржём в течение пяти минут.
Ы

всякое 22 сентября

в москве штормовое предупреждение, и полминуты назад это предупреждение предупредительно неслось вдоль моих окон параллельно земле с градом, дождём и плохо закреплёнными птичками, а сейчас уже мирно светит солнышко и голубеет небо, причём, не жалкий кусочек, а вполне себе целое голубое небо со смущёнными тучками где-то в области горизонта. в связи с предупреждением голова моя радостно верещит "уииии!" и катается на американских горках, не обращая никакого внимания на весь остальной организм. это мигрень, догадался штирлиц, сел, получил пятёрку в шпионский дневник, выпил зелёного чаю, закусил горстью таблеток, сварил гречку, погладил кота, накупил кучу книжек в интернет-магазине (всё это не приходя в сознание).

снова гнали пургу с братом, когда мы встречаемся с ним на кухне, мы как правило гоним пургу (I have migraine - what grain? - migraine! - what grain? - my! grain! grechka!). обычно пурга происходит на английском с кошмарным русским акцентом, потому что так смешнее, но в этот раз мы натолкнулись на непреодолимое препятствие: оказывается, слово relatively крайне сложно произнести с кошмарным русским акцентом и не запутаться в слогах при этом. так и не осилив relatively с правильным ударением и русским акцентом (с неправильным ударением русский акцент выходит легко, неправильное ударение - часть русского акцента), брат сокрушённо выговорил его на чистейшем инглише и пожаловался: сложно говорить на английском с русским акцентом!

пойду теперь по этому поводу печально жрать my grain grechka. мир никогда не будет прежним.