Tags: апрельские дураки

Ы

(no subject)

если вдруг кто хочет ещё про апрельских дураков, то вот тут они внезапно написались. не продолжение, то есть, продолжение, но не с того момента, где я остановилась, такой, скорее, таймстэмп из недалёкого будущего, день из нескучной жизни, рабочиебудни, все дела.
turquoise

Корпорация "Апрельские Дураки", окончание

начало продолжение раз продолжение два


Только когда села, Молли поняла, что ноги почему-то больше не хотят её держать. В голове звенело, всё вокруг как-то неприятно поплыло перед глазами. Ну вот ещё, сердито подумала Молли, не хватало мне прямо здесь в обморок упасть, посреди всего этого непонятно чего.

– Нет-нет, никаких обмороков, – раздался Маринин голос у самого Моллиного уха, и она почувствовала Маринины руки, удерживаюшие её за плечи. Молли попыталась ей ответить, но у неё ничего не получилось: звуки отказывались выходить из её рта, как она ни старалась.

– Толик, организуй нам транспорт до ближайшего медотсека, срочно. И не забудь запереть семьдесят вторую и вызвать тех.

Толик кивнул и выстучал несколько команд на планшете.

– Отсек тридцать семь-джи, – сказал он и неожиданно подмигнул Молли. – Не дрейфь, новенькая, от темпорального шока ещё никто не помирал.
– Толичек, – ядовито-ласковым голосом сказала Марина, – если немедленно не займёшься делом, то от шока помрёшь ты. От болевого.

Толик виновато покосился на Марину, ткнул пальцем в планшет и скрылся в злополучном коридоре.

Молли почувствовала, как пол вокруг неё вспучился, словно надуваемый батутный замок, и обнаружила себя полулежащей в мягком кресле – или даже небольшом диванчике, поскольку Марина сидела рядом, и места хватило им обеим. Диванчик плавно тронулся с места и покатил вперёд по коридору.

– Вы с Толиком, скорее всего, приехали сюда просто на траволаторе, стоя, – сказала Марина, заметив Моллино недоумённое лицо. – Но наша транспортная система может обеспечить и более комфортное путешествие, особенно, если ехать долго. Так что это, можно считать, лимузин и карета скорой помощи в одном флаконе.

Молли открыла рот, но по-прежнему не могла произнести ни звука. Звон в голове постепенно нарастал, превращаясь в тошнотворный скрежет. Молли поморщилась и сглотнула.

– У вас действительно темпоральный шок, Молли, и, боюсь, это моя вина. Но не пугайтесь, ничего страшного в этом нет. Неприятно очень, знаю, но вы же сами видели, другого выхода у нас просто не было. – Марина жестом указала на браслет на Моллином запястье. – Модулятор абсорбировал большую часть темпорального расхождения, но для вас это был первый опыт подобного рода, поэтому ваш организм так негативно отреагировал. Ну, ничего, сейчас доедем до медотсека и быстро поставим вас на ноги.

Collapse )
turquoise

Корпорация "Апрельские Дураки", третья часть первой части

следите за руками начало тут, продолжение тут

Мелодично прозвенел лифт и бесшумно распахнул перед ними двери. Толик пропустил её вперёд, вернул планшет на место и зашёл следом.

Внутри вся кабина, включая пол и потолок, была оббита чем-то мягким, похожим на бархат. В центре потолка в эту плюшевую обивку была встроена световая панель, на стене справа – кнопки в три длинных ряда. Толик нажал кнопку с пометкой А3, и лифт плавно поехал вниз.

– Зачем тут столько кнопок? – спросила Молли. – У вас же всего три этажа?
– Три это только сверху. Большая часть здания под землёй. Архивы там, ну и прочее в таком духе.
– А в другом лифте ничего такого не было. Всего четыре кнопки, я ещё тогда Марину спросила, почему не три.
– Потому что у нас такая нумерация, – сказал Толик. – Ну и потом, тот лифт гостевой, этот – служебный. Техника безопасности, понимаешь? Чтобы гости в наших подземельях не заплутали.

Лифт негромко прозвенел и остановился. Молли вышла вслед за Толиком, с интересом оглядываясь по сторонам. Никаких мрачных подземелий тут не обнаружилось: прямо от лифта вдаль уходил самый обычный коридор, ярко освещённый, с бледно-салатовыми стенами и рядами стальных дверей по правую и левую руку.

Толик вынул из стены рядом с лифтом ещё один планшет, пробежался по нему пальцами, удовлетворённо кивнул и посмотрел на Молли.

– Значит, так. Третья дверь справа – тёмная комната, заряжай плёнку и пойдём, дальше я тебе по ходу объясню.

Молли зашла в указанную дверь и закрыла её за собой. Тут же вспыхнул тусклый красный свет. Она ждала, пока глаза привыкнут к полумраку, рассматривая обстановку. Комната оказалась довольно большой и удобно устроенной фотолабораторией. Столы вдоль стен, шкафчики для оборудования над ними, справа и слева по глубокой сдвоенной раковине, два фотоувеличителя, побольше и поменьше, плоттер, и – то, что нужно: чёрный куб с рукавами для заправки плёнки.

Можно было, конечно, зарядить камеру и на свету, но ей привычнее было наощупь, как учил дедушка Жиль. Казалось бы, столько лет прошло, но руки всё вспомнили сами. Молли быстро и аккуратно заправила плёнку, привычным жестом перекинула ремешок камеры через голову и вышла в коридор.

Collapse )
turquoise

Корпорация "Апрельские Дураки", вторая часть первой части

начало тут

Понедельник начался с того, что Молли безбожно проспала. Проснулась сама, без будильника, в отличном настроении и полной уверенности, что можно ещё полчасика поваляться, полистать соцсети. И только потянувшись за телефоном обнаружила, что уже почти одиннадцать, а будильник она вчера не включила. Он так и висел на экране, укоризненно глядя на неё своей кнопкой «ОК».

Вскочила, помчалась в душ, но пока намыливала голову и чистила зубы, внезапно успокоилась: если бы она для чего-то потребовалась новому начальству с утра пораньше, ей бы наверняка позвонили. К тому же, Ядвига Львовна так и не сказала ей, во сколько у них начинается рабочий день, это Молли сама почему-то решила, что как во всех офисах, с девяти.

Что, конечно же, вряд ли подходит конторе, в официальном названии которой фигурируют дураки. Поэтому собиралась уже неспешно, даже на кофе времени хватило.

Когда выходила из дома, небо было печальным и серым, но вынырнула из метро уже в яркое послеобеденное солнце. Молли даже зажмурилась от неожиданности и встряхнула головой. Солнце припекает макушку, значит, точно настоящее, не глюк. Достала телефон. Всё объяснилось довольно просто: прогноз погоды обещал переменную облачность. Видимо, вся облачность скопилась над Моллиным домом, а досюда её уже не хватило, остались сплошные перемены.

Молли хмыкнула и ускорила шаг. Время близилось к половине третьего, рабочий день в самом разгаре, наверное, её уже там все заждались. Взлетела по ступенькам на знакомое крыльцо, заранее улыбаясь непонятно чему, легко распахнула дверь – но в вестибюле было тихо и пусто. Если бы не косые солнечные лучи, падающие откуда-то сверху, можно было подумать, что она так и простояла тут все выходные, а беготня и съёмки ей просто приснились.

– Есть здесь кто-нибудь? – растерянно спросила Молли, и, подумав, добавила, – Здравствуйте?

Звук её голоса рассыпался по вестибюлю дребезжащим эхом и затих. Молли выждала полную минуту, но ей так никто и не ответил, и она осторожно двинулась в сторону галерейного коридора. Нет так нет, а раз работать никто не тащит, можно вволю рассматривать фотографии на стенах. Что-то в этих странных картинках притягивало её, словно магнитом: за прошедшие три дня она не раз ловила себя на том, что снова о них думает.

Collapse )
turquoise

Корпорация "Апрельские Дураки"

В корпорацию «Апрельские Дураки» Молли попала совершенно случайно. И дело было даже не в названии. Подумаешь – название. И не такие встречались. Просто офисная жизнь всегда казалась ей специально сконструированным адом для твёрдых троечников. По доброй воле в ад суются только самые глупые троечники, поэтому Молли была вольным фотографом. Работа её устраивала: модельные съёмки и иногда бэкстейдж с конкурсов – ерунда и халтура, но в качестве способа зарабатывать на жизнь годилось вполне, и никаких радикальных перемен в собственной жизни Молли не задумывала. Всё было – ну, не то, чтобы хорошо. Нормально. Лучше, по крайней мере, чем сидеть в офисе с девяти до пяти.

И эта прекрасная, абсолютно устраивающая Молли жизнь продолжалась ровно до тех пор, пока мама не попросила её сходить на биржу труда и взять справку о том, что она нигде не числится. Молли отлынивала как могла, ссылаясь на занятость, но мама была неумолима. Справка нужна, и срочно. Пришлось идти, гробить полчаса жизни на сидение в очереди из трёх человек. Когда Молли подошла, наконец, к заветному окошку и протянула паспорт, вместо справки ей внезапно выдали визитную карточку с адресом и телефоном корпорации и велели приходить на собеседование. Завтра в девять.

– Утра? – обреченно выдохнула Молли.

Женщина в окошке изумленно уставилась на неё поверх очков.

– Зачем же утра? Вечера, конечно. Что мы, изверги какие.

– А как же… Молли беспомощно взмахнула рукой, но женщина этого не увидела: окошко было очень маленьким. – Мне бы справку вот. Очень нужно.

– Сначала собеседование, – строго сказала женщина. – Вот отклонят вашу кандидатуру, тогда придёте за справкой. Следующий!



Трёхэтажное офисное здание в девять вечера выглядело на удивление оживлённым. Входная дверь распахнулась Молли навстречу, и оттуда вывалилась шумная компания офисных работников в разноцветных бумажных сомбреро и перьевых боа прямо поверх деловых костюмов. Скатившись по ступенькам, компания нестройно затянула ой, мороз, мороз и взорвалась дружным хохотом после второй строчки.

– Детский сад, – восхищённо произнёс кто-то за Моллиной спиной. Она обернулась, но на крыльце было пусто. Пожав плечами, Молли потянула на себя дверь и вошла внутрь.

За порогом она чуть ли не в лоб столкнулась с невысоким плотным мужчиной в плюшевом костюме рыжего кота. Лицо его было разрисовано аква-гримом, а за кошачьим костюмным ухом торчала пластиковая ромашка. Он улыбнулся и кивнул Молли, как старой знакомой, аккуратно обогнул её и скрылся за дверью. Молли не очень понимала, как на такое реагировать, но внезапно остро пожалела, что фотоаппарат остался дома.

Чуть поодаль три очаровательные феечки в тюлевых юбках в пол и хрупких стрекозиных крылышках, надетых прямо на дворницкие ватники неопределённо-сизой расцветки, стояли вокруг отбойного молотка, прислонённого к колонне, и о чем-то оживлённо переговаривались. На стуле возле самой двери, надвинув форменную фуражку на глаза, крепко спал охранник. В дальнем углу, подперев плечом длинную стремянку, стоял длинный печальный человек в чёрном плаще и маске Зорро. На самом верху стремянки балансировала пухленькая девушка в строгом деловом костюме и туфлях на шпильке, и, кажется, пыталась что-то отцепить от люстры. Или наоборот – прицепить. Карнавал у них тут, что ли, подумала Молли. Вроде бы не пятница и не праздник. Или всё-таки праздник?

Чудом избежав столкновения с лавинообразной дамой в фиолетовой шляпе с золотыми перьями, Молли прошла вглубь вестибюля и очутилась перед стойкой дежурного администратора. За стойкой, пялясь в потолок и шевеля губами, меланхолично топтался белобрысый молодой человек в длинном красном пальто.

– А, – сказала Молли. – Мне на собеседование. По поводу работы.

Молодой человек резко перестал топтаться и уставился на неё с нескрываемым любопытством.

– Новенькая? – спросил он.

– Пока ещё не знаю, – неуверенно ответила Молли. – Только пришла вот. А у вас тут что, праздник какой-то?

– Спецзаказ. Детский утренник. Для тех, кому за сорок.

Внезапно, словно что-то для себя решив, он улыбнулся и протянул Молли руку.

– Давай знакомиться, новенькая. Анатолий Усманов, артист погорелого театра. Можно просто Толик.

– Молли, – сказала Молли. – Только я ещё у вас не работаю. Мне вообще, если честно, работа не нужна. Я тут из-за справки.

– Тебе, может, и не нужна. А вот ты ей – определенно. У меня на такие вещи нюх, – сказал Толик и стукнул себя пальцем по носу.

– Ты слишком высокого мнения о собственном носе, Толичек, – насмешливо протянул хриплый женский голос прямо над Моллиным ухом. – Не пудри человеку мозги.

Молли повернулась на голос и оказалась нос к носу с миниатюрной брюнеткой в бархатном коктейльном платье и в таком же, как у феечек, ватнике, небрежно накинутом на плечи.

– Вы не обращайте внимания, пожалуйста. Толик у нас балабол. Меня зовут Марина, а вы – Людмила Стонцева? На собеседование?

– Молли, – сказала Молли. – Людмила – это моя бабушка.

– Молли, – Марина кивнула и улыбнулась. – Пойдёмте, я вас провожу. У нас тут, сами видите, совершенный бардак сегодня. Внезапный заказ, вот все и бегают.

Collapse )